Женщины Великой Отечественной

Каневчанки-участницы Великой Отечественной войны

вторник, 30 марта 2010 г.

Савинкова Таисия Григорьевна

 СОЛДАТСКИЕ ПОГОНЫ НА ДЕВИЧЬИХ ПЛЕЧАХ
 
11 апреля 1942 года многие старшеклассники средних школ страны были мобилизо-ваны на фронт. Им объявили, что аттестаты они получат после войны. Среди молодых людей, попавших под «Сталинский призыв», была и каневчанка Таисия Григорьевна Савинкова.
Юношей направили в основном в военные училища, а девушек – на зенитные батареи, в войска связи и в другие места, где были нужны грамотные люди. Так Таисия Григорьевна оказалась в Тихорецкой. Эту важнейшую узловую железнодорожную станцию охраняла зенитная батарея, она-то и стала первым местом службы семнадцатилетней девушки.
– Нас разместили в землянке, – вспоминает Т.Г. Савинкова. – Командир батареи привёл нас туда, чтобы познакомить с условиями быта зенитчиков. Офицер проводил инструктаж. Не прошло и десяти минут, как произошёл налёт немецкой авиации, комбат приказал нам оставаться в укрытии, а сам помчался командовать батареей. Бомбы сыпались на станцию, раздавались оглушительные взрывы, ревели моторы вражеских самолётов, а по ним били наши зенитки. Оказавшись в первый раз в боевой обстановке, мы были смертельно перепуганы происходящим. Но за три с половиной военных года ко всему привыкли.

понедельник, 29 марта 2010 г.

Удодова (Гвоздь) Евгения Кузьминична. Юная нянечка

   Евгения Кузьминична Удодова родилась и окончила 10 классов в станице Каневской, педагогический институт в г.Краснодаре. В 14 лет работала нянечкой хирургического полевого госпиталя после освобождения станицы от немецких оккупантов. Работала учителем в дагомысской средней школе и 22 года была преподавателем биологии Краснодарского краевого базового медицинского колледжа (училища). Кандидат педагогических наук.
   Перед вами ее воспоминания.
   До 11 лет я не болела ничем таким, чтобы надо было лечиться в районной больнице. Но однажды упала с абрикоса на кол и потеряла сознание. Очнулась от наркоза на операционном столе и увидела над собой добрые глаза хирурга. Уже в палате узнала от медсестер, что операция у меня была очень сложной, полостная через весь живот. Тогда у меня появилось желание тоже стать врачом и лечить детей.
   То были еще мирные годы, когда военная гроза только назревала. А в конце июля 1942 года в мою станицу Каневскую нагрянул немец...
   После освобождения района в центре населенного пункта развернули военный госпиталь. Под него выделили школу и районную больницу, разгромленную и опустошенную оккупантами. Школа больше походила на грязный хлев с закопченными стенами, разбитыми полами и завшивленными плинтусами.
   Скрести и дезинфицировать помещения взялись школьницы. Среди них была и я вместе с Тасей Фисенко и Ирой Шемет. Им было по 16, а мне 14 лет. Девчонки ходили по дворам станицы, собирая для раненых кровати, матрацы, подушки, дрова для топки буржуек.
   Перед поступлением раненых с фронта начальник госпиталя вызвал нас к себе и предложил поработать санитарками, пообещав за это заплатить.
   Не ради денег, а чтобы помочь ухаживать за ранеными, облегчать их страдания и скорее их вылечить, согласились мы все.
   Я из бабушкиного полотняного халата сшила себе фартук с нарукавниками. В такой одежде и появилась в палате, где уже лежали 16 хлопцев и "дядечек". Ни один из них не мог ходить!
   Круглые сутки я кормила и поила раненых, убирала палату, выносила судна. Ласково разговаривала и улыбалась своим "отцам" и парням, чтобы им было легче переносить боли и страдания.
   Как-то земляк с Кубани неожиданно закрыл глаза и перестал дышать. Я вихрем  добежала до кабинета врача... Но он не смог воскресить погибшего солдата. Я долго рыдала, вытирая передником слезы.
   На дежурства приходила не с пустыми руками: приносила солдатам и офицерам сухофрукты, печеную тыкву, жареные подсолнечные семечки, вязаные носки, варежки и другие приятные мелочи.
   Когда в госпитале не стало дров, а морозы по ночам еще держались, моя "тимуровская" команда выходила на заснеженное колхозное поле и ломала оставшиеся с осени стебли кукурузы и подсолнечника.
   После многочасового дежурства я и все девчонки с трудом добирались до своих хат и, наскоро перекусив, падали в постель, произнося лишь одно слово: "Спать, спать".
   Помимо санитарной работы мы всячески развлекали раненых. Читали им стихи Константина Симонова и других фронтовых поэтов, под балалайку пели частушки, плясали барыню и цыганочку. После таких концертов лица раненых светлели.
   Весной 43-го госпиталь переехал ближе к фронту, и школа освободилась. Мы хотели ехать вместе с ним. Но нам надо было еще учиться.
   Тогда мы не осознавали роль нянь в лечении и выздоровлении раненых: просто работали до изнеможения. Теперь понимаю, какую важную роль играли санитарки в военных госпиталях и больницах по уходу за больными и ранеными, в создании уюта и чистоты в палатах и операционных. Мы были верными помощниками врачам и медицинским сестрам.
Источник:
Забвению подлежит. Т.1. / Адм. Краснодарского края. - Краснодар: Диапазон-В, 2005. - С.207-208.

воскресенье, 28 марта 2010 г.

Кондакова Антонина Дмитриевна

  22 июня 2009 года Антонина Дмитриевна Кондакова отметила свое восьмидесятипятилетие. Она не скрывает свой возраст, а скорее наоборот, потому что за плечами у нее нелегкая, но интересная жизнь.
   Кто бы мог подумать, что война начнется в день ее семнадцатилетия! Все мечты и планы рухнули в одночасье, и вместо счастливой мирной юности начались суровые серые будни трудового фронта. Из родной станицы Бриньковской Приморско-Ахтарского района в 1942 году юную Антонину и ее подруг призвали на строительство стратегической железной дороги на Темрюк для снабжения частей Красной Армии. Тяжелая работа по 10-12 часов в сутки, и постоянные бомбежки вражеской авиации. Затем пора отступления, иногда поспешного, когда девушки-трудоармейцы пешим маршем двигались к Геленджику, а затем и к Туапсе. Страшное было время!  Фашистские стервятники почти безнаказанно совершали свои дерзкие налеты на колонны призывников и беженцев. Счет жертвам из числа гражданских лиц шел на тысячи...
   В 1943 году Красная Армия завершила освобождение Кубани от немецко-фашистских захватчиков. Антонина Кондакова тоже принимала участие в сражениях на "Голубой линии". Но теперь она - зенитчица! практически до самого последнего дня войны она служила в зенитной батарее, охраняющей железнодорожный мост через Керченский пролив. Имеет боевые награды - орден Отечественной войны 2-й степени, медали "За оборону Кавказа" и "За победу над Германией". 
Константин Бандин
10-й канал.- 2009. - №26, 26 июня. - С,6.

пятница, 19 марта 2010 г.

Сучек Мария Дмитриевна

МЕДСЕСТРА, ПРОШЕДШАЯ ВСЮ ВОЙНУ

   Мария Дмитриевна Сучек - одна из тех, которые знают цену человеческой жизни отнюдь не понаслышке. Она знает, как тяжело было людям, через какие испытания пришлось пройти. Она и сама прошла через них.
Родилась Мария Дмитриевна 10 августа 1921 года в Белоруссии. Детство было очень тяжелым, в семье было шесть детей. Закончив 7 классов, она поступила в медицинское училище. В 1939 году, успешно окончив его в г. Мстиславле, пошла работать медсестрой на строящемся аэродроме. Юной озорной девочке не было и 20 лет, когда грянула война, изменившая всю ее жизнь. Пришлось эвакуироваться из родных мест. Эшелоном была отправлена в г. Майкоп. Там повесткой была вызвана в военкомат, где ее спросили: готова ли она служить и помогать Родине?

Валентина Александровна Корень( Новицкая)

Валентина Новицкая была хорошим бойцом, и должность у нее была ответственная: она "доводила" вражескую цель до орудия.
Передо мной - красноармейская книжка бойца Валентины Новицкой военных лет. В графе «Вещевое имущество» - перечень полученных вещей: пилотка - 1, шинель - 1, гимнастерка - 1, а в разделе «Вооружение и техническое имущество» - винтовка № 72134-1, карабин № 9784-1. Вот так - одели, вооружили 18-летнюю девчонку и в бой отправили. Как -то обыденно и просто для них тогда все было. А для нас сегодня каждая строчка в книге, каждое слово ветерана - история большого и трудного пути, по которому прошагали миллионы наших соотечественников. 

Горелик Александра Ивановна

- Родилась я в 1922 году в городе Богучар Воронежской области, - рассказывает Александра Ивановна. -19 июня 1941 года получила диплом об окончании техникума мясомолочной промышленности, а 22 июня по радио объявили о начале войны с фашистской Германией. Я была комсомольской активисткой, поэтому, долго не раздумывая, отправилась в горвоенкомат, где подала заявление с просьбой направить меня в действующую армию. Её направили на фронт, только на трудовой. Строить военный аэродром. Работая дни и ночи, девушки внимательно следили за сообщениями Совинформбюро, в которых рассказывалось о тяжёлом положении наших войск на фронте. Красная Армия отступала, оставляя не только наши города, но и целые союзные республики. Немцы оккупировали Белоруссию, Украину, Молдавию, Литву, Латвию, Эстонию. Бронетанковые колонны Гудериана двигались к Москве, создалась реальная угроза взятия нашей столицы. Молодёжь рвалась на фронт - защищать Родину.

Но, к сожалению для Александры (в переводе с греческого её имя означает «защитница») и её товарищей, девушек-комсомолок держали на тыловых работах. На фронт мне удалось попасть только 19 декабря 1941 года, когда враг уже был отброшен от стен Москвы. Меня назначили завотделом вещевого снабжения 421-го батальона аэродромного обслуживания, он был в составе 17-й воздушной армии, которой командовал генерал-полковник Судец. Осенью 1942 года батальон находился в районе Сталинграда.

пятница, 26 февраля 2010 г.

Долина Анна Ивановна

Родилась она в Каневской в далёком 1921 году в обычной крестьянской семье. И с детства познала цену жизни на земле. В те времена дети раньше, чем говорить, учились работать и помогать родителям. После окончания школы Анна пошла! работать в Каневское РАЙЗС статистом. Работала там до июля 1941 года...В один из дней комсо мольцев собрали в райкоме. На повестке дня стоял только один вопрос. Я думаю, несложно догадаться какой. Тяжёлое это было собрание. В итоге комсомольцы приняли решение организовать добровольный истребительный батальон. И каждый день они собирались и учились военному делу и оказанию первой помощи на поле боя.В октябре начали формировать казачьи конные сотни во всех станицах края. Появилась такая и в Каневской. Анна с подругой Верой Хазай пришли в райком комсомола и добились, чтобы их зачислили в 3-ю Каневскую казачью сотню. 

Полякова Раиса Михайловна


Приходит время, когда на лице появляются первые морщинки года берут свое, а еще их прибавляет пережитое. Нелегкая судьба выпала на долю Раисы Михайловны Кравцовой (в девичестве Поляковой).
-В 1943 году .-вспоминает Раиса Михайловна,-нас триста молодых девчат из Каневской взяли в армию. Были мы красноармейцами. Выполняли разную работу. Каневчанка Раиса Полякова была и телефонисткой, и санитаркой. Пришлось хлебнуть горя, не дай Бог никому,-вспоминает ветеран.-Когда были на своей территории, было легче. Много нам помогали мирные жители, корые делились последним куском хлеба.
Когда же вступили на чужую землю, этого не было. Приходилось бывать, как говорится, и в холоде, и в голоде. Было тяжело и морально, и физически. Послебоя подбирали раненых, хоронили убитых. Так как наша воинская часть была в лесу, хоронили погибших здесь же. Ямы большие не копали, так как наши девичьи руки не могли копать глубоко.
С боями каневчанка Р. М. Полякова дошла до Берлина.

четверг, 18 февраля 2010 г.

Жизнь-это миг. Мария Васильевна Чупрасова

«80 лет» - это целая, как иногда представляется, долгая жизнь, а на самом деле это просто миг, точнее, светлая полоса жизни длиной в 80 лет, проложенная человеком», - так начала беседу со мной о своем юбилее Мария Васильевна Чупраcова - участник Великой Отечественной войны,  председатель первичной организации совета ветеранов войны и труда. Уважаемая среди каневчан и не по возрасту моложавая женщина, красоту которой не портят годы.
Молодость Марии совпала с началом Великой Отечественной войны. В 19 лет она добровольцем ушла на фронт и начала служить в 151 саперном батальоне, который занимался разминированием и строительством мостов, переправ через реку Кубань. Здесь же она и получила свое первое боевое крещение и ранение. «До сих пор, - говорит Мария Васильевна, - в памяти сохранились картины бомбежки, покореженные груды металла, человеческие страдания, на которые пришлось насмотреться за период войны».
После лечения в госпитале Мария была направлена на Ленинградский фронт, вначале во второй прожекторный полк(ПВО), а затем - в зенитно-артиллерийский полк, на батарею, где служили 12 девушек, а командовал ими старшина-украинец. «Это очень похоже на эпизод кинофильма «А зори здесь тихие...», - вспоминает Мария Васильевна.
Она выполняла обязанности разведчика-корректировщика, а это значит, что должна была по приближающемуся в небе звуку определить типы самолетов, которые до сих пор помнит назубок, и дать координаты на уточнение цели.
На вопрос о самых памятных днях военной жизни, Мария Васильевна со вздохом ответила; «Печальные события - это все, что связано с «дорогой жизни», которую мы охраняли под Ленинградом, а радостные - снятие блокады Ленинграда и возвращение с войны 1 августа 1945 года - в день моего рождения».
Послевоенная жизнь Марии Васильевны на долгие 50 лет была соотнесена со службой быта, с выполнением общественной работы, с заботой о нуждах и проблемах ветеранов войны и труда.

Ее бал победы был в королевском дворце. Екатерина Степановна Крамарь (Грицаенко)

КОГДА началась война, наша мама - в девичестве Екатерина Степановна Грицаенко - училась на втором курсе Кубанского мединститута. Потом вуз эвакуировали в Ереван, где она продолжала учебу, а вечерами уходила в госпиталь. По окончании института мама получила назначение врачом в санитарный поезд № 1132. Ей, молоденькой девушке, приходилось подбирать раненых бойцов под бомбежками прямо с поля боя. Оперировали их в поезде. Однажды во время одной из операций поезд начали бомбить. Чудом она осталась в живых. Можно сказать, что через всю войну мама проехала на этом поезде, добралась до Австрии, где и узнала о Победе.
В Вене в честь русских офицеров (а наша мама - капитан медслужбы) во дворце короля Франца Иосифа давали бал, на который она была приглашена со своими боевыми товарищами. Из Вены в 46 году мама прислала домой письмо, которое бережно хранится в нашей семье.

Дина Семёновна Шорохова

ПЯТНАДЦАТЬ с половиной лет было Дине Семёновне Шороховой, когда она попала на фронт санитаркой в медсанбат. На хрупкие девичьи плечи выпали такие моральные и физические испытания, что хватило бы не на один десяток человеческих судеб. Кровь, пот, стоны раненых бойцов... до сих пор не может вычеркнуть память из того, что пережила и выстрадала совсем ещё молоденькая девушка.
Родилась Дина Семёновна 18 апреля 1926 года в станице Тимашевской. Кроме неё в семье были два старших брата и младшая сестра. Жили дружно. С детства родители воспитывали у девочки сострадание к чужой боли.
В октябре 1941 года в Новоминской, где в то время жили Шороховы, развернули эвакогоспиталь № 4539, куда пошла работать восьмиклассница Дина. В январе 1942 года его направили в действующую армию в Крым. С этим госпиталем Дина Семёновна пережила всю горечь отступления по Кубани: Тоннельная, Белореченск и так далее до самых предгорий Северного Кавказа. Дошли до Орджоникидзе (ныне Владикавказ). В августе того же года госпиталь разбомбили, Дина чудом осталась жива. Вместе с подругой она оказалась на формировочном пункте, откуда её направили в военно-пехотное училище на курсы радисток. Но стать связисткой ей было не суждено, всех мужчин забрали на фронт, а на неё возложили обязанность заведовать пятью складами, в том числе и тем, где хранились боеприпасы. Своими руками она перенесла сотни, а может, и тысячи тонн металла. Действительно, у войны не женское лицо!

ТРУДНАЯ, НО ИНТЕРЕСНАЯ СУДЬБА. Анисья Захаровна Фисан

До войны она окончила семь классов в школе № 1, отучилась на курсах счетоводов в рабоче-крестьянской школе и пошла работать в «Заготскот» бухгалтером. Но на ее юность выпало самое трудное и горькое испытание - война.
5 мая 1943 года пришла ей повестка. Как комсомолку призывного возраста Анисью Захаровну призвали служить в армии. Месяц находилась на под¬готовке в г.Приморско-Ахтарске, затем отправили в Краснодар, в 11-й отдельный зенитный дивизион. Служила связисткой, ее часть шла за линией фронта километрах в тридцати.
- В боях не участвовала, - говорит Анисья Захаровна, - от аппарата нельзя было никуда отойти. Принимали и передавали всякие указания. Бомбежка или налет, дождь, грязь или жара - берем катушку и бегом вперед. Идешь по линии несколько километров, найдешь обрыв - соединяешь. Возвращаешься, подключишься - снова обрыв, снова нужно бежать, искать, соединять. Бомбили все время. И не страшно было, наверное, потому, что были молодыми, о смерти не думали, но и не загадывали наперед, вернемся ли домой живыми-здоровыми.
После открытия второго фронта рота осталась в обороне порта г.Одессы, где особенно часто были налеты, потому что в порту находилось много судов, как советских, так и иностранных, и летная часть, которая вылетала на дальние бомбардировки. В конце 44-го года перевели служить В 1 Прожекторную роту, тоже связистом. Войну закончила в г. Одессе.
Когда закончилась война, Анисья Захаровна была на дежурстве. Все вышли на улицу, включили прожектора и направили в небо. Такая радость была! Все обнимаются, целуются, кричат:
- Ура! Победа! Домой поедем. С будущим мужем познакомилась еще в школе.

суббота, 30 января 2010 г.

Мария Александровна Стешенко-Суслова

  Мария Александровна Стешенко родилась 14 октября 1920 года. С 16 лет она работала в МТС машинисткой. В 1942 году ей пришлось надеть военную шинель. Сразу она попала в подразделение противовоздушной обороны - 15 отдельный батальон ВНОС, где она была воздушным наблюдателем в системе оповещения.
  Шли бои, вскоре родные места были оккупированы захватчиками, и долгое время от родных Маша не получала никаких известий. А в это время, ее отец Стешенко Александр Алексеевич, организатор коллективных хозяйств в станице Привольной, красный партизан, был расстрелян врагами.
  Встреча с родными была скорбной. Всё, что узнала Маша, больно ранило сердце, и она стала подавать рапорт за рапортом о направлении ее на передовую.
   Вскоре просьба рядовой Стешенко Марии Александровны была удовлетворена и она, пройдя переквалификацию и став медицинской сестрой, попадает в конце 1943 года в 255 отдельную бригаду морских пехотинцев, которые вели в то время жестокие бои за г.Керчь.
   За мужество, проявленное в десантной операции за г.Керчь, медсестра Стешенко М.А. получает свою первую награду "За отвагу".
   За бои в Керчи она была представлена к  ордену "Отечественной войны 2 степени", но, к сожалению, в круговерти войны так его и не получила.
   255 отдельная бригада морских пехотинцев прошла с боями весь Крым, освобождала Румынию и Болгарию.
   Старший сержант медицинской службы Стешенко Мария Александровна награждена медалями: "За отвагу", " За боевые заслуги", "За оборону Кавказа", "За Победу над Германией", Орденом 3 степени - "Великая Отечественная война".
   Уже после войны- юбилейными медалями: "20 лет Победы в Великой Отечественной войне", "25 лет Победы в Великой Отечественной войне", "30 лет Победы в Великой Отечественной войне", "50 лет Вооруженных Сил СССР", "70 лет Вооруженных Сил СССР", " ЗА нашу Советскую Родину".
  В ст. Каневскую Мария Александровна переехала жить вместе с дочерью Людмилой и ее семьей в 1982 году, когда она была уже на пенсии.
  21 мая 1993 года Марии Александровны Стешенко-Сусловой не стало... Но в нашей памяти она осталась доброй, улыбчивой, красивой и мужественной женщиной, на которую всегда хотелось быть похожей.
                                                       По материалам статьи Татьяны КУН
"Сестричка Маша"


   Каневчане: Историко-литературный альманах. - Каневская, 2009. - С.43-45.