Каневчанки-участницы Великой Отечественной войны

вторник, 30 марта 2010 г.

Савинкова Таисия Григорьевна

 СОЛДАТСКИЕ ПОГОНЫ НА ДЕВИЧЬИХ ПЛЕЧАХ
 
11 апреля 1942 года многие старшеклассники средних школ страны были мобилизо-ваны на фронт. Им объявили, что аттестаты они получат после войны. Среди молодых людей, попавших под «Сталинский призыв», была и каневчанка Таисия Григорьевна Савинкова.
Юношей направили в основном в военные училища, а девушек – на зенитные батареи, в войска связи и в другие места, где были нужны грамотные люди. Так Таисия Григорьевна оказалась в Тихорецкой. Эту важнейшую узловую железнодорожную станцию охраняла зенитная батарея, она-то и стала первым местом службы семнадцатилетней девушки.
– Нас разместили в землянке, – вспоминает Т.Г. Савинкова. – Командир батареи привёл нас туда, чтобы познакомить с условиями быта зенитчиков. Офицер проводил инструктаж. Не прошло и десяти минут, как произошёл налёт немецкой авиации, комбат приказал нам оставаться в укрытии, а сам помчался командовать батареей. Бомбы сыпались на станцию, раздавались оглушительные взрывы, ревели моторы вражеских самолётов, а по ним били наши зенитки. Оказавшись в первый раз в боевой обстановке, мы были смертельно перепуганы происходящим. Но за три с половиной военных года ко всему привыкли.

понедельник, 29 марта 2010 г.

Удодова (Гвоздь) Евгения Кузьминична. Юная нянечка

   Евгения Кузьминична Удодова родилась и окончила 10 классов в станице Каневской, педагогический институт в г.Краснодаре. В 14 лет работала нянечкой хирургического полевого госпиталя после освобождения станицы от немецких оккупантов. Работала учителем в дагомысской средней школе и 22 года была преподавателем биологии Краснодарского краевого базового медицинского колледжа (училища). Кандидат педагогических наук.
   Перед вами ее воспоминания.
   До 11 лет я не болела ничем таким, чтобы надо было лечиться в районной больнице. Но однажды упала с абрикоса на кол и потеряла сознание. Очнулась от наркоза на операционном столе и увидела над собой добрые глаза хирурга. Уже в палате узнала от медсестер, что операция у меня была очень сложной, полостная через весь живот. Тогда у меня появилось желание тоже стать врачом и лечить детей.
   То были еще мирные годы, когда военная гроза только назревала. А в конце июля 1942 года в мою станицу Каневскую нагрянул немец...
   После освобождения района в центре населенного пункта развернули военный госпиталь. Под него выделили школу и районную больницу, разгромленную и опустошенную оккупантами. Школа больше походила на грязный хлев с закопченными стенами, разбитыми полами и завшивленными плинтусами.
   Скрести и дезинфицировать помещения взялись школьницы. Среди них была и я вместе с Тасей Фисенко и Ирой Шемет. Им было по 16, а мне 14 лет. Девчонки ходили по дворам станицы, собирая для раненых кровати, матрацы, подушки, дрова для топки буржуек.
   Перед поступлением раненых с фронта начальник госпиталя вызвал нас к себе и предложил поработать санитарками, пообещав за это заплатить.
   Не ради денег, а чтобы помочь ухаживать за ранеными, облегчать их страдания и скорее их вылечить, согласились мы все.
   Я из бабушкиного полотняного халата сшила себе фартук с нарукавниками. В такой одежде и появилась в палате, где уже лежали 16 хлопцев и "дядечек". Ни один из них не мог ходить!
   Круглые сутки я кормила и поила раненых, убирала палату, выносила судна. Ласково разговаривала и улыбалась своим "отцам" и парням, чтобы им было легче переносить боли и страдания.
   Как-то земляк с Кубани неожиданно закрыл глаза и перестал дышать. Я вихрем  добежала до кабинета врача... Но он не смог воскресить погибшего солдата. Я долго рыдала, вытирая передником слезы.
   На дежурства приходила не с пустыми руками: приносила солдатам и офицерам сухофрукты, печеную тыкву, жареные подсолнечные семечки, вязаные носки, варежки и другие приятные мелочи.
   Когда в госпитале не стало дров, а морозы по ночам еще держались, моя "тимуровская" команда выходила на заснеженное колхозное поле и ломала оставшиеся с осени стебли кукурузы и подсолнечника.
   После многочасового дежурства я и все девчонки с трудом добирались до своих хат и, наскоро перекусив, падали в постель, произнося лишь одно слово: "Спать, спать".
   Помимо санитарной работы мы всячески развлекали раненых. Читали им стихи Константина Симонова и других фронтовых поэтов, под балалайку пели частушки, плясали барыню и цыганочку. После таких концертов лица раненых светлели.
   Весной 43-го госпиталь переехал ближе к фронту, и школа освободилась. Мы хотели ехать вместе с ним. Но нам надо было еще учиться.
   Тогда мы не осознавали роль нянь в лечении и выздоровлении раненых: просто работали до изнеможения. Теперь понимаю, какую важную роль играли санитарки в военных госпиталях и больницах по уходу за больными и ранеными, в создании уюта и чистоты в палатах и операционных. Мы были верными помощниками врачам и медицинским сестрам.
Источник:
Забвению подлежит. Т.1. / Адм. Краснодарского края. - Краснодар: Диапазон-В, 2005. - С.207-208.

воскресенье, 28 марта 2010 г.

Кондакова Антонина Дмитриевна

  22 июня 2009 года Антонина Дмитриевна Кондакова отметила свое восьмидесятипятилетие. Она не скрывает свой возраст, а скорее наоборот, потому что за плечами у нее нелегкая, но интересная жизнь.
   Кто бы мог подумать, что война начнется в день ее семнадцатилетия! Все мечты и планы рухнули в одночасье, и вместо счастливой мирной юности начались суровые серые будни трудового фронта. Из родной станицы Бриньковской Приморско-Ахтарского района в 1942 году юную Антонину и ее подруг призвали на строительство стратегической железной дороги на Темрюк для снабжения частей Красной Армии. Тяжелая работа по 10-12 часов в сутки, и постоянные бомбежки вражеской авиации. Затем пора отступления, иногда поспешного, когда девушки-трудоармейцы пешим маршем двигались к Геленджику, а затем и к Туапсе. Страшное было время!  Фашистские стервятники почти безнаказанно совершали свои дерзкие налеты на колонны призывников и беженцев. Счет жертвам из числа гражданских лиц шел на тысячи...
   В 1943 году Красная Армия завершила освобождение Кубани от немецко-фашистских захватчиков. Антонина Кондакова тоже принимала участие в сражениях на "Голубой линии". Но теперь она - зенитчица! практически до самого последнего дня войны она служила в зенитной батарее, охраняющей железнодорожный мост через Керченский пролив. Имеет боевые награды - орден Отечественной войны 2-й степени, медали "За оборону Кавказа" и "За победу над Германией". 
Константин Бандин
10-й канал.- 2009. - №26, 26 июня. - С,6.

пятница, 19 марта 2010 г.

Сучек Мария Дмитриевна

МЕДСЕСТРА, ПРОШЕДШАЯ ВСЮ ВОЙНУ

   Мария Дмитриевна Сучек - одна из тех, которые знают цену человеческой жизни отнюдь не понаслышке. Она знает, как тяжело было людям, через какие испытания пришлось пройти. Она и сама прошла через них.
Родилась Мария Дмитриевна 10 августа 1921 года в Белоруссии. Детство было очень тяжелым, в семье было шесть детей. Закончив 7 классов, она поступила в медицинское училище. В 1939 году, успешно окончив его в г. Мстиславле, пошла работать медсестрой на строящемся аэродроме. Юной озорной девочке не было и 20 лет, когда грянула война, изменившая всю ее жизнь. Пришлось эвакуироваться из родных мест. Эшелоном была отправлена в г. Майкоп. Там повесткой была вызвана в военкомат, где ее спросили: готова ли она служить и помогать Родине?

Валентина Александровна Корень( Новицкая)

Валентина Новицкая была хорошим бойцом, и должность у нее была ответственная: она "доводила" вражескую цель до орудия.
Передо мной - красноармейская книжка бойца Валентины Новицкой военных лет. В графе «Вещевое имущество» - перечень полученных вещей: пилотка - 1, шинель - 1, гимнастерка - 1, а в разделе «Вооружение и техническое имущество» - винтовка № 72134-1, карабин № 9784-1. Вот так - одели, вооружили 18-летнюю девчонку и в бой отправили. Как -то обыденно и просто для них тогда все было. А для нас сегодня каждая строчка в книге, каждое слово ветерана - история большого и трудного пути, по которому прошагали миллионы наших соотечественников. 

Горелик Александра Ивановна

- Родилась я в 1922 году в городе Богучар Воронежской области, - рассказывает Александра Ивановна. -19 июня 1941 года получила диплом об окончании техникума мясомолочной промышленности, а 22 июня по радио объявили о начале войны с фашистской Германией. Я была комсомольской активисткой, поэтому, долго не раздумывая, отправилась в горвоенкомат, где подала заявление с просьбой направить меня в действующую армию. Её направили на фронт, только на трудовой. Строить военный аэродром. Работая дни и ночи, девушки внимательно следили за сообщениями Совинформбюро, в которых рассказывалось о тяжёлом положении наших войск на фронте. Красная Армия отступала, оставляя не только наши города, но и целые союзные республики. Немцы оккупировали Белоруссию, Украину, Молдавию, Литву, Латвию, Эстонию. Бронетанковые колонны Гудериана двигались к Москве, создалась реальная угроза взятия нашей столицы. Молодёжь рвалась на фронт - защищать Родину.

Но, к сожалению для Александры (в переводе с греческого её имя означает «защитница») и её товарищей, девушек-комсомолок держали на тыловых работах. На фронт мне удалось попасть только 19 декабря 1941 года, когда враг уже был отброшен от стен Москвы. Меня назначили завотделом вещевого снабжения 421-го батальона аэродромного обслуживания, он был в составе 17-й воздушной армии, которой командовал генерал-полковник Судец. Осенью 1942 года батальон находился в районе Сталинграда.